суббота, 16 февраля 2013 г.

[1944 год]. Воспоминания и дневники моего отца МОСКВИНА Ивана Уваровича.


ИЗ ФРОНТОВЫХ ЗАПИСЕЙ.

"1 января. День теплый, на деревьях густой куржак. Село Васильевка. Совинформбюро сообщило о взятии г. Житомира вторично. Праздник провел невесело, долго беседовал с Николаем Николаевичем Пекинским. Он до войны был актером Бакинского драмтеатра. В обед получил письмо от жены. Она поздравляет меня и моих боевых товарищей с Новым, 1944 годом. Дома все здоровы, и на душе повеселело. Вторая половина дня - бодрая.

3.01. Вечереет. В саманных хатах зажигают огни. Ершов передает мне подарок из Днепропетровска - портсигар от Землянской Гали, кисет с табаком от Нелочки и от них же поздравительное письмо. Это девочки-третьеклассницы.


7.01. Выехал в Александро-Белово. Село с редкими хатами расположено в балке. Ночевать негде, приходится сделать остановку для ночлега в кабинах. Кухня работает на дворе, кушаем тоже на свежем воздухе. Температура воздуха 10-12 ниже нуля. Осадков нет. Тихо.

8.01. Прибыл с Голевым в село Александро-Белово вечером. Нашел чердак, поселил там взвод солдат. Сравнительно тепло. Во дворе много детей. Дурел с ними. Лег спать на чердаке поздно вечером.

9.01. Проснувшись, почувствовал, что померзли ноги. Люди разжигают костры. Борьба, прыжки. Греются, смеются. Молодцы - не унывают. День прошел спокойно, если не считать налета авиации. Ю-88 - десять штук - прилетели, сбросили бомбы и улетели, не причинив вреда. Был сильный зенитный огонь, наша авиация действовала слабо.

10.01. 8 утра. Артподготовка началась залпами "Катюши". Орудийный гул нарастал с космической скоростью. Уже через несколько минут стоял общий мощный гул и грохот. Земля вздрагивала и тряслась мелкой дрожью. Среди этого гула были слышны мощные вздохи нашей "Катюши". 

9.00. Над нами появились первые звенья ИЛов. Они плыли на высоте 300-400 метров. Мощные, черные, грозные. Их моторы заглушали канонаду артиллерии. Вскоре поднялись полки, и пошли в атаку. Вот наши уже перевалили первую линию обороны, но что это? Сильный огонь противника положил наших стрелков. Атака захлебнулась по флангам, и впереди нас идет жестокий бой.

Результаты наступления плохие. Враг обманул. Наша разведка сработала плохо. Ах, как жаль! Сколько жертв! Сколько крови!..
По приказу Шумакова я выехал на перевозку раненых. Люди, выполняя эту работу, действовали быстро, внимательно, организованно, приятно смотреть. Я старался не отстать от других. Раненых очень много и медлить нельзя. На своей спине я перенес 17 человек, прибыв в госпиталь. Снимая сильно раненых, я просил врачей оказать им немедленную помощь. Один раненый в звании лейтенанта был сильно пьян. Ранение в руку, а вел себя просто невозможно дурно, нанося оскорбления людям, от которых зависит его здоровье и жизнь.

11.01. Под сильным нажимом враг не выдержал и покинул свои позиции. Мы продвигаемся вперед. Фронт немцев дрогнул. Наша авиация преследует врага день и ночь. На душе весело, а в сердце гнев. Каждый шаг вперед падает в пепел и развалины.

12.01. Наши войска взяли г. Сарны. В этот день мы переехали в Екатериновку. Небо гудит от нашей авиации. Откуда-то с большой высоты один самолет врага бомбил Александро-Белово и поселок безымянный. Саманные хаты Екатериновки разбиты, так же, как и в Васильевке.

18.01. Стоим шестые сутки. Дни морозные. С фронтов хорошего нет ничего, кроме удовлетворительного. Был на полевой почте, от жены получил два письма. Какая радость, все живы-здоровы! Был в политотделе насчет своей партийности. В 4-м отделе личного дела нет.

19.01. Поздравил Григоращенко с орденом Красной Звезды. Выпивали. Он по состоянию здоровья не пил, обидно. В период с 12 по 19 получил письма от родителей Пономарева, Баркова, Скляра и Мирошниченко. Был тронут ими, хорошая связь.

21.01. День холоднее вчерашнего. С утра лазит над передовой противника наш самолет-разведчик.
Войска Ленинградского фронта, 14.01 прорвав фронт врага в районе Пулково и Ораниенбаума, 20.01 соединились, освободив 800 кв.км. Взяты трофеи: орудий 265, самолетов 85, минометов 159, пулеметов 274, танков 30, складов 18. Войска Волховского фронта тоже с большими трофеями, освобождены 1800 кв. км, в т.ч. Новгород.
Вечером в направлении с. Отруби стояло огромное зарево пожара.

22.01. Войска Ленинградского фронта освободили г. Мга.
День тихий, теплый, слякоть. Я пишу наградные листы на бойцов. Беседовал с Ершовым. Хороший парень - смелый, деловой, но пьяница и самовольщик. Хочу сделать из него человека. Мои откровенные с ним беседы всегда вызывают поддержку бойцов.

24.01. На дворе оттепель, снег почти полностью растаял, на дорогах грязь. Настроение подавлено. Густой туман. Взяты города Пушкин, Павлово, Слуцк.
Союзники высадили десант южнее Рима и ведут успешные бои.
Ожидаю изменения обстановки.

25.01. Ездил в автоотдел 46-й армии. День прошел хорошо. Встретил Лебедева Петьку, долго беседовали. Он понижен в должности. Характер-то у него больно самовольный, крутой, а он не изменился. Все такой же буян. Вспомнили Бакуриани, Тбилиси, Сухуми, Сочи, Туапсе, Краснодар, товарищей - Штукатурова Ваню, Аверкина, Степанова Кольку, Артемченко, Степурко, Худякова и других. Капитана Колокольникова. Замечательный капитан! Я хотел уйти с должности командира взвода, а он посоветовал не рыпаться, и я не пошел в отдел кадров.

29.01. Рано утром началось наступление наших войск на Кривой Рог. Наступлению предшествовал сильный артиллерийский минометный огонь и обработка фронта авиационным ударом.
Противник не выдержал натиска, отступает. Погода теплая, грязь увеличилась, затрудняет движение. Противник бросает машины, вооружение и снаряжение.

6.02. Нашим фронтом освобождено Апостолово, окружена Никопольская группировка немцев.
На дорогах сильная грязь. Автомобили наши стоят без движения в разных местах дороги. Горлов, Пономарев, Севастьянов, Будемиров, Ершов, Смертин стоят на дороге, жуют сухари. Я мечусь, чтобы облегчить их положение, и боеприпасы нужно доставить к передовой. Основная масса тыловых работников ушли приводить в боевой порядок трофеи - автомобили, танки, трактора.

7.02. Вечером написал письмо школьнице - 5-й кл. 2-й школы, ст. Нижнеднепровск. Письмо как копию оставил у себя в альбоме.
Глазков привез мне плащ-палатку. Спал ночь очень хорошо в хате на спинке сидения.

15.02. Село Александровка. Три автомобиля остались в Благодатной без горючего. На участке от Д до Кривого Рога вся дорога была забита военной техникой отступающих немецких войск. Вот это здорово!

16.02. По приказу Шумакова я выехал в Константиновку и Екатериновку. Забрал с собой раненых. Дорога грязная. Пришлось в ряде мест буксовать. К вечеру началась пурга. В деревне Д у нашей машины кончился бензин. Пришлось пешком идти в Константиновку. Сильная метель затрудняет движение. Очень устал. Хочется спать, но долг побеждает усталость.
Освободив Кривой Рог в феврале 1944-го года, наши части подтянулись и шли вперед, не останавливаясь. Достигли Днестра, и в районе южнее Тирасполя в апреле форсировали реку. Здесь остановились до августа 44-го. Здесь я был переведен начальником ВТС 814-го СП 236-й СД".

Уничтожение Яссо-Кишиневской группировки войск [Яссо-Кишиневская операция была проведена 20-29.08.44. О.Л.] дало возможность нашей 46-й армии перейти в наступление. За несколько дней наши войска форсировали Дунай в районе г. Тульча , Галац. Заняли эти города и быстро стали продвигаться на Бухарест. Погода была солнечная, сухая. Ничто не задерживало наше движение. Противник почти не оказывал сопротивления, и вскоре наш полк вошел в Констанцу - главный порт Румынии. С этого направления в начале сентября нашу дивизию форсированным маршем направили через Бухарест на Болгарские горы, Плевну, а затем на Заечар. Здесь, на югославской территории, в конце сентября-начале октября 1944 г. мы влились в состав 68-го стрелкового корпуса (57-й армии), который вел бои за город Заечар. Сломив сопротивление врага, наши части, в том числе и мы, пошли наступать на Белград по единственной дороге Заечар-Белград через Рготину, Бор, Жагубицу, Ешко-Полонку, Полонку, Младеново.

Особенно запомнился момент перехода главного горного хребта в районе Жагубицы. Высоко в горах густой туман. За пять метров ничего не видно. Дорога, как змея, вьется вверх. Впереди идет человек, а уже за ним движется машина на 1 скорости. Целые сутки потребовались, чтобы пройти этот перевал. Наши танковые части 73-го корпуса Жданова, захватив переправу через реку Морава, и соединившись с дивизией 1-го пролетарского корпуса Югославии, стремительно пошли вперед. Не отставала и наша 236-я СД. Уже 13 октября 1944 года мы подошли к Белграду. За Белград шли ожесточенные бои в течение нескольких дней. 18 октября части вошли в город, завязались уличные бои. Мы подвозили боеприпасы в батальонные пункты снабжения. 

Однажды мы поехали с боеприпасами на машине ГазАА не в ту улицу и напоролись на немцев. Немцы, находившиеся возле орудия, среагировали плохо на наше вторжение с тыла, не успели нас накрыть из своей пушки, похожей на нашу сорокапятку. Они вдруг выпрямились и смотрят на нас, как бы говоря: "Куда вас черт несет?" Но этот черт вынес нас из явной смерти: к счастью, по соседству оказался проулок, никем не занятый. Только своевременно обнаружив ошибку, водитель Саша Зайцев вовремя свернул в проулок, который вывел нас к войскам соседнего полка. Все это произошло так неожиданно и так быстро, что мы даже не успели испугаться. Смышленый Саша! Не зря я любил с ним ездить.

Белград был взят 20 октября. Мост через реку Дунай был захвачен танкистами 73-го корпуса с взводом разведчиков (нашего полка) под командованием Вани Снегирева. Разгромив врага в Белграде и захватив переправу через Дунай, наши войска быстро стали продвигаться на запад.

Фото из Интернета

Шли сильные дожди, дороги раскисли, были непроходимы, часто на дорогах машины наезжали на мины, рвались, но в нашем распоряжении были уже совсем другие машины, не то, что под Кривым Рогом. Мы располагали автомобилями типа "студебеккер" с тремя ведущими мостами, - замечательная машина!, "додж" 3/4, "клокнер" немецкий с двумя ведущими мостами. В это время мы входили в состав 75-го корпуса 57-й армии.

18 ноября 1944г. мы подошли к Дунаю в районе г. Апатин и сходу начали форсировать реку. В этом месте Дунай окружен широкими болотами с низкими берегами, поросшими камышом и кустарником. Правый берег Дуная обрамляет мощный хвойный лес с примесью дуба и березы.
Сколько противник ни сопротивлялся, ему пришлось поспешно отступить вглубь Венгрии под проливным дождем, бросая технику и тяжелое оружие.