суббота, 16 февраля 2013 г.

В НОВОЙ ЧАСТИ. 1941 г. Воспоминания и дневники моего отца МОСКВИНА Ивана Уваровича.


После месячного пребывания в резерве комсостава 6-й армии в селе Кабанье 25 ноября 41-го я прибыл в 582-й артполк АРГК Юго-западного фронта. Полк находился в расположении обороны наших войск в районе Балаклеи. Встретил меня зам. командира полка по технической части капитан Алексеев - уже пожилой, за 50 лет мужчина, высокий, сутуловатый, с непричесанной копной седых волос. Вид у него был какой-то неряшливый. Капитан производил впечатление нездорового человека. При разговоре от него исходил сильный запах денатурата.

Я хотел доложить ему о прибытии по всей форме. Он поднял руку, останавливая:
- Ладно. Я все знаю. Садись за стол, покушай.
Это оказалось кстати. Я был голоден. Он помолчал, глядя на меня, и скомандовал:
- Буш! Дай-ка нам покушать, да не забудь фляжку и все остальное.

Буш, его непосредственный водитель, видимо, хорошо изучил своего хозяина. Быстро принес и поставил на стол фляжку, две небольших алюминиевых кружки, банку мясной тушёнки, нож, краюху черного хлеба - и ушел. Капитан налил в кружки спирт, предложил выпить за знакомство.

Отодвинув предназначенную мне кружку со спиртом, я сказал, что должен явиться к начальнику штаба полка с направлением ОК армии. Капитан удивленно посмотрел на меня и приказным тоном велел:
- Пей! Или не появляйся ко мне.
Я поднялся из-за стола, встал, как положено и сказал:
- Любой Ваш приказ, как старшего по званию, выполню, если он будет иметь боевой оттенок, но этот выполнить не могу.
Надел пилотку и вышел, так и не поев, хотя есть очень хотелось.
Штаб полка располагался в селе Боровое.

Пешком я добрался к начальнику штаба через час. Капитан Науменко встретил меня просто, как будто мы с ним были давно знакомы. Он усадил меня напротив, стал расспрашивать, где проходил службу, имеется ли семья, где живу, и почему-то спросил, есть ли у меня медальон. Я ответил на все его вопросы, а потом он спросил вновь:
- У Алексеева был?
- Был.

Он поднял брови, пристально посмотрел на меня, проговорил как-то растянуто:
- Та-а-а-к.
В конце беседы он подал мне листок с приказом по полку о моем назначении:
- Отдашь Алексееву.

Получив разрешение идти, я вышел из штаба и направился в батареи для ознакомления с состоянием тягачей, знакомством с трактористами-водителями, наличием горючего и запасных частей. Хотя я старался как можно быстрее осматривать хозяйство, все же в этот день мне не удалось побывать во многих батареях из-за разбросанности их по фронту. В третьей батарее мне удалось впервые за этот день покушать. Вернулся в свои тылы поздно вечером. 

Алексеев был пьян, спал. Я вызвал автомеханика, старшего сержанта.
- Науменко! - представился он
- Лейтенант Москвин. Бензовоз есть?
- Есть.
- Прошу Вас сейчас отправиться в расположение дивизионов, заправить горючим баки тягачей.

Науменко, выслушав мое распоряжение, ответил:
- Я подчиняюсь только капитану Алексееву, а с Вами я не знаком, - он повернулся, хотел уйти, но я его остановил и резко потребовал немедленного выполнения моих распоряжений. Он немного постоял, козырнул, повторил приказ, получил разрешение и ушел.

"Вот черт! - подумал я, - видать кадровый, дисциплину знает. Разболтался при попустительстве Алексеева". Капитана я будить не стал, но утром был у нас с ним крупный разговор. После собрали личный состав нашего тыла, Алексеев представил меня:
- Лейтенант Москвин приказом командира полка назначен к нам начальником ВТС. Прошу выполнять его распоряжения, как мои.
Затем стал говорить я:

- Мы находимся на войне с таким коварным и сильным врагом, как фашистская армия, и не можем быть беспечными. Не исполнение требований, которые диктует война, ведет к гибели каждого, кто причастен к боевым действиям.
Затем спросил водителя бензовоза рядового Кравца, сколько заправлено машин в дивизионах, есть ли горючее в бензовозе.
Кравец ответил:

- Заправлены машины первого и третьего дивизионов, а второй дивизион ушел в сторону Барвинково и мы его не нашли, да и горючего в бензовозе осталось не больше 200 литров.
Так, подумал я и спросил, знает ли Кравец, где находится армейский склад ГСМ. Получив утвердительный ответ, приказал немедленно отправляться за горючим, хотя в небе то и дело появлялись немецкие самолеты. Кравец, поглядывая в небо, пошел к бензовозу, стоявшему под высокими соснами бора.
- Езжай через Боровое! - крикнул я ему. Этот путь был немного дольше, зато безопаснее.

Когда Кравец уехал, я спросил механика Науменко:
- Вы были в батареях?
- Был.
- Знакомились с техническим состоянием тягачей?
- Неисправных нет, - ответил он, - Да и водители не сидят сложа руки, устраняют мелкие дефекты.
- Хорошо, отдыхайте, - и мы со старшим слесарем пошли к "летучке".

Так началась моя новая служба в 582 апртполку. Вскоре капитан Алексеев заболел и был отправлен в тыл на лечение. Я временно замещал его, и эта "временность" продолжалась до расформирования полка в районе г. Туапсе в октябре 1942 года.